Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)



Чтение о любви в глазах девушки

плавала на спине / зеркале
(вставил) ночной царь мне слова
специальными слюнями
обратными моим стихам
говорит (словами) как хочешь
у воинской части и ночной бани
имеются древесные
намоленные углы любви

(no subject)



Борис Божнев

Из книги УТЕШЕННОСТЬ РАЗРУШЕНИЯ (1939)


*
Дождь перестал… И только по бокам
Еще летят пленительные капли —
Одна — другая — здесь — и там — и там
И вот они исчезли, не иссякли…

И вдруг с поголубевшей высоты,
Блестя, летит еще одна куда-то…
И — как дыханье — затаив цветы,
Земля молчит в восторге аромата…


*
В пустынный парк через стены пролом
Вхожу… Как тихо… Листья осушают
Давным-давно заглохший водоем…
Есть разрушения, что утешают…

Безличный до паденья, до руин —
В руинах каждый камень отличаешь…
Среди других камней всегда один —
Как ты — один грустит, как ты — дичает…


*
Смеркается… Темнеет – наугад —
То здесь — мгновеньями, то там — местами
С дорожками то исчезает сад,
То смутно возвращается кустами.

С решеткою туман все глубже слит
И прутья то раздвинет, то сближает,
И белой тенью статуя стоит
И ничего уж не изображает.


*
К глубокому столбу привязан пруд…
Свисает цепь, своих длиннее звеньев…
И две ступени черные ведут,
Нет, лишь одна — в чистилище гниенья…

Неровные и низкие кусты
Стоят вокруг — не образуя круга…
…Объятия небесной пустоты
В объятиях земли — забвенье друга…


*
Смежает вечер синий абажур
В большой букет исполненный покоя,
И света замигавшего амур
Грозит слегка коптящею стрелою…

День отошел торжественно-простой…
Он был как все — велик, как все ничтожен…
И под его бессмертною чертой
Нет ничего и быть уже не может…

(no subject)



Осень

1
разъигрывали и черни и клементи
на маленькой коричневой рояли

живые там были две струны
и они князям славу рокотали…

2
выше плеч срез воздуха
косе и сену в луче света

по широким полям носится
алина и полина лета

им ли в низком высоком
небе нечто готовится

истребители порют прописи
или молятся новые воинства


(no subject)




* * *

Первый страшный голос, святой и новый
И второй, слёзный от сильной боли
И сильнее боли третий и четвёртый
И злее третьего и четвёртого пятый
Шестой страшный голос, святой и новый


* * *

Их глубоко пустили в русский мир
Открыли Украину и цветы

Не наготовили ни пирогов
Ни радостей в безкрайной той степи

И только благородный буревал
О Гитлере бревнами горевал


Белгородская засечная черта

1
а вот носа утром нет
родине
и в гитлере на гитлере полетел

мы ночные баянисты
бронетранспортеры сталина

порхать вышли челюсти
чтобы с отклонениями
соловью а петь

2
не сокровище
но с позором хорошо учился
прибили довольствоваться

родина силами первой помощи
регулирует раны
бывшей я принес бедной рукой розы

ликуя, стоя формально на ушах
после «приплыли педали, голыми шелестят»
грохнулся и умер, звезда

3
уже включая тонкие пароли
военному перевороту давая ход
снимая скрепы ленина

кто суммарным героям кровь несущий
поблизости кровати склонением?

или следом кировским бывшие невидимые
протрут прахом присутствия
присутствия сильных?

4
бумажка безгрешная
слыша только сердце
на сетчатке смущена

отвратился директор, глянул подправить
победу комбинации
в плевательницу тайно оправляясь

руки греют поле мира
львы белеют злее вида

5
нуля меня никаким огнем
не возьмешь объем

начальная грудь на крепком есть?
есть! вокзал и мусора!
вместе с ильичом в тазике
недоеденный пугает обрезанием

прибил образовать стоя фото
с ножкой в резинке

6
прилежно гаркая что-то баррикадам
миру риторики метаболами
школу вменяя в языка запах

адаптированно на искупление твердо пошла
гирлянда «труп-полупоезд», вырезая двери

начиная, прибил именно ей подарки
в дверь функциям! тьмой точки советского отклонения
показали царя русским

7
подковки в кровь чадят
жучка полетела в мутное néant

печи, свет, ступени
осталось письма дианы, локти

все схемы понимаю
сидя внезапно в безсмертии

вертляво-пьяный, молящийся


(no subject)



Sechs Humoresken

 

ваша рубашка

мне велика

а ваши очки

для меня одной

 

 

для виселицы и барабана

с небольшими пальцами кольцо

я король попал в член

я виселицы зелёный зад

 

 

на ночь

только девочку

я девочка

и могу поделать

обратно

ах, утро

 

 

бежит от колена вниз

свистящий угорь

 

 

зари утро

поста газон

 

 

она девочка

хочет

как мне

этой ночью

 



(no subject)


* * *

то не адам еву мерит
един во двух три вообразует

три-четыре извержены ваала
четыре радуются языка света

пятая же колонна марширует
пятка шестого ся мацерирует

не плясать чечётку богатому
с ганнибалами и гитлерами

изступили ума гамадрильцы
биоумирая от белого снега

самка россии цветик вертит
дам мол своим ваней смерти



Медвежий жених

Медведи, начиная пир
Гремят на тыще лир

Из сотни лир соткался князь
И красный сел на стол смеясь

Из тыщи лир соткался царь
И лег на свой алтарь

О благоденствии лесов
Благоустроении дубров

Ревет жених во всей красе
И хочет быть как все